/ 1—OK

Утро 1 октября

— Блин! — воскликнул тихо про себя я. — Без десяти десять!

Это время встало вместе со мной. За минуту, прожитую после этого, я успел почистить зубы, принять лайт-душ и одеться.

— Ты придумай что-нибудь, какую-нибудь притчу, как ты опоздал.

— Ага, как бабушку через островок безопасности перетаскивал... — говорил я, натягивая вчерашние носки.

Я подошел к зеркалу.

— А глазки-то выдают... — сказал я Лехе, валяющемуся на полу. — Выдают глазки...

И выбежал на улицу. Спешным шагом направился к метро.


«... Утро пьянило своим запахом нового,
Чего-то того, что еще не происходит.
Чего-то того, что хотели увидеть, но станет обыденным
И безынтересным, когда произойдет...»

— Как приятно цитировать себя самого, — говорил я сам себе, потому что больше никого не было, только пробегавшие навстречу пользователи города. — Интересно, что они думают, глядя в мои глаза?

— Наверно, что я «торчу на чем-то»...

— Может и так.

— А может, думают, что я просто не выспался.

— Может и так.

— А может, просто им понравились мои глаза?

— Может и так, хотя сейчас вряд ли.

— А почему они вообще смотрят мне в глаза сейчас?

— Может и так.

— Что значит «может и так»?

— Может, и так смотрят. Просто так.

— Нет. Почему сейчас они смотрят мне в глаза? Я не хочу, чтобы мне сейчас смотрели!

— Это не тебе решать.

— Что значит не мне?

— Тебе решать только то, на что смотреть глазами, но не кто смотрит на твои глаза. Даже как ты будешь смотреть и что ты увидишь, увидав это, — не тебе решать.

— То есть я вообще, мало, что решаю глазами?

— Ну да. Только куда смотреть. Остальное — куча событий, куча случайностей, куча всего, чего тебе никак нельзя пред-усмотреть.

— Жалко.

Я был как всегда вредным, даже сейчас, сам с собой.


Проходя мимо Лехиного института, я вспомнил мяч, который мы гоняли ночью по дорогам и тротуарам, останавливая машины и выбегая на проезжую часть. Мячик был детский, резиновый какой-то. Абсолютно детский. Даже не «навешивался» нормально. Чеканить тоже не получалось. Только пинать приходилось.

Между мыслями прошел до метро. Часы на фасаде станции работали, как обычно. Но время было не обычное для утра среды, да еще первого дня очередного месяца. 10Ж15. Опечатка, которая абсолютно не опечатка! Вместо двоеточия — Ж. Отличный поворот событий.

— Уже же 10 часов и 15 минут! — а я только входил в метро. — Это «Ж» во сколько я приеду на работу???


Всю дорогу в метро пытался найти кого-то взглядом. Кого — не понятно. То ли знакомого человека, а может наоборот: не знакомого. Не помню, но глаза так и перлись в глаза других. Эти глаза, которые сияли красной паутиной, эпицентром которой был огромный голубой зрачок с черненькой точкой посередине, слава богу, что посередине… После перехода ехал у двери и смотрел на свое отражение. Для меня оно было рентгеном. Глаза казались прозрачными, я видел сквозь них затылок. Глядя на живот, я ощущал там грамм 400 текилы, чуть больше пива, чуть меньше лимона и много меньше еды: сырные пельмени с кукурузой, которые мы вчера ели с Лехой в кафе. И мозги. Они вообще были как будто на стекле, а не у меня в голове. Каждая извилина – отдельно. Мозаика. Вроде вместе лежат, а промежутки есть. Я стоял и сканировал себя во весь влезающий в окно рост. Не моргал.


Я вышел на улицу. Хорошо-то как.

Хорошо-то как, когда знаешь, что уже не опоздаешь, потому что опоздал еще час назад. Хорошо.


Лифт подъехал. Открылись двери. Я снова увидел себя в зеркало. До 6 этажа сканировал себя. Развернулся. Вышел.

Автопилот полный.

Рука привычным движением залезла в задний карман, достала карточку. Я, не глядя на руку, провел у датчика. Он сработал. Все. Пришел.

Программисты как обычно галдели. С каждым месяцем их становилось все больше и больше.

Тело прошло до своего места, село. Все как на ладони: от Оксаны до Егора по прямой, от Леши до Паши слева направо. Все на месте. Галдят, как обычно.

— Надо пойти поздороваться с руководителем, — сказал внутренний голос.

— Ага, надо. Иди.

Пошел.

— Доброе утра, — сказал я, напутав все падежи и еле стоя прямо на ногах. – Я просто проспал. Просто! — сказал я, проведя по воздуху горизонтально рукой.

— Да я тоже проспал? — пожав руку, сказал мне Андрей.

Я глянул в его глаза, сначала мне показалось, что глаза-то мои отражались. Но потом я заметил густые черные брови и понял, что это не я. Мы посмотрели в глаза друг другу, поняли и разошлись по рабочим местам. Не моргали, вроде.

— Интересно, что он пил? — сказал внутренний.

— Почему сразу «пил»? Может, просто устал и проспал?

— Ага, просто. И глаза заляпал венами красными.

— Может, телевизор допоздна смотрел?

Компьютер начал загружаться после моего медленного нажатия на кнопку.

— Да ладно, телевизор. Все мы телевизоры насмотрелись. Теперь сами показываем…

01.10.2004